Тело йоги. Истоки современной постуральной практики + все временные подарки 5.00 10

Купить Тело йоги. Истоки современной постуральной практики + все временные подарки

Полная коллекция книг по аюрведе, йоге и индийской философии.

В наличии
Товар с выбранным набором характеристик недоступен для покупки
1 325
Этот товар купили 15 раз за последние 30 дней

Система скидок Школы Здоровья

Сумма заказа Скидка ?
от 9 970 10%
от 5 970 7%
от 4 290 5%

Купите еще на 4 290 и получите 5% скидку на текущий заказ!

Также в нашем магазине действуют накопительные скидки

Сумма всех заказов Скидка ?
от 20 000 15%
от 15 000 10%
от 10 000 5%

Вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться, чтобы получать накопительные скидки!

[В 2004 году более 2,5 миллионов, практикующих йогу, насчитывалось только в одной Великобритании (статистические данные компании исследования потребительского спроса TGI (Target Group Index), по сообщению лондонской «Таймс», см. Carter 2004). По количеству практикующих в Британии см. также Де Микелис (De Michelis 1995) и Ньюкомб (Newcombe 2007b). В 1994 опрос Ропера (National Roper Poll Commissioned), проведённый для наиболее популярного в мире журнала йоги «Yoga Journal», показал, что около шести миллионов американцев (приблизительно 3,3% населения) практиковали йогу, из них, 1,86 млн. регулярно (Cushman 1994: 47–48). В 2004 году, десять лет спустя, другой национальный опрос подсчитал, что приблизительно 15 млн. американцев регулярно практикуют йогу (Carter 2004), и доля «заинтересованных в йоге» также существенно возросла. В 2003 году «Yoga Journal» насчитал, что приблизительно 25,5 миллионов американцев, т.е.12% населения «очень интересовались» йогой. Более 35,5 миллионов (16%) намеревались попробовать заняться йогой в следующем году, и 109,7 миллионов (свыше половины населения), проявляли интерес к йоге, по крайней мере, «от случая к случаю» (Arnold 2003: 10). В 2008 году исследования рынка показали, что в то время как рост населения, практикующего йогу, стабилизировался, расходы на занятия, йога-поездки и товары возросли почти вдвое (Yoga Journal 2008).]/

С 1990-х йога становится многомиллионным бизнесом, и начинаются громкие судебные баталии за обладание правом собственности на асаны. Стили, последовательности и сами позы становятся предметом франчайзинга, авторских прав и патентов частных лиц, компаний и государства [Об инициативах Бикрама Чоудхури (1945-) по франшизе его йоги см. у Фиша (Fish 2006). См. также у Шривастава (Srivastava 2005) сообщение о контрмерах правительства Индии стратегии Бикрама], а йога используется для продажи широкого спектра товаров от мобильных телефонов до йогурта. В 2008 году расходы практикующих йогу в США на йога-классы, йога-поездки и сопутствующие товары составили за год 5,7 миллиарда долларов (Yoga Journal, 2008), – цифра, равная примерно половине ВВП Непала (CIA 2008).

Тем не менее, несмотря на громадную мировую популярность постуральной йоги, имеется очень мало или не имеется вообще свидетельств того, что асаны (за исключением нескольких сидячих поз для медитации) когда-нибудь были основным аспектом какой-либо индийской традиции практикования йоги – в том числе и средневековой, телесно-ориентированной хатха-йоги – вопреки многочисленным притязаниям многих современных школ на собственную аутентичность (см главу 1).

Первичность выполнения асан в сегодняшней транснациональной йоге является новым феноменом, не имеющим никаких аналогов в досовременные эпохи. В конце 1800-х в Индии начинается возрождение главным образом англоязычной йоги, и возникают новые синтезы практических методов и теорий, связанные в первую очередь с учением Вивекананды (1863-1902). Но даже в этих новых формах практика асан, столь распространённая сегодня, отсутствует.

В действительности Вивекананда и его последователи явно дистанцировались от асан, так же, как и других техник, ассоциируемых сегодня с хатха-йогой, как от неподобающих и неприятных.

В результате, они продолжают полностью отсутствовать в начальных проявлениях практической англоязычной йоги. В этой работе я приступил к исследованию причин, по которым асаны были изначально исключены из современных учений йоги, и какие изменения они претерпели, чтобы быть, в конце концов, ассимилированы ими [Я использую здесь термин «yogas», а не единичное «yoga», чтобы подчеркнуть множественность и разнообразие экспериментов и синтезов, которые появились под именем «йога» в период модернити].

Как случилось, что при таких бесперспективных начинаниях асаны достигли сегодняшнего положения, когда их используют как краеугольный камень в фундаменте транснациональной йоги?

Каковы были обстоятельства, способствовавшие исключению асан из поля зрения учителей йоги раннего модерна, и на каких основаниях стало возможным их возвращение?

Во времена синтеза йоги Вивекананды, в 1890-х, постуральные практики преимущественно ассоциировались с йогином (или, более популярно, «йогом»). Этот термин означал, в частности, йогинов традиции Натха, но в более широком смысле служил для обозначения разнообразных аскетов, колдунов и уличных исполнителей. Часто он смешивался с мусульманским «факиром», и поэтому «йог» символизировал всё ложное в некоторых ответвлениях религии индуизма.

Постуральные конторсии хатха-йоги ассоциировались с отсталостью и суеверием, и поэтому многие считали, что им нет места в современных научных предприятиях и инициативах йоги.

В первой половине данной работы я исследую образ йогина, как он появляется в путевых заметках, в учёности (scholarship), в поп-культуре и в литературе популярной практической йоги, с целью понять особенности статуса хатха-йоги в те времена.

Это создаст необходимый контекст для второй половины исследования, в котором я сосредоточился на конкретных модификациях, через которые пришлось пройти хатха-йоге, чтобы перестать восприниматься как вредоносное насекомое на религиозном и социальном ландшафтах Индии.

Объект исследования этой книги – сущностный, но до сих пор игнорируемый аспект развития йоги.

Исследования современной йоги, как правило, принимают во внимание переход от манифестации йоги-без-асан Вивекананды в середине 1890-х, до хорошо известных постурально-ориентированных форм, которые начинают появляться в 1920-х.

Два основных исследования этой области на сегодняшний день, Де Микелис (De Michelis, 2004) и Альтера (Alter, 2004), были сосредоточены на обоих этих моментах истории транснациональной йоги, но не смогли предоставить удовлетворительного объяснения, почему асаны были изначально исключены, и каким образом они в конце концов были востребованы заново [«Йога в конце века» (Yoga at the Fin de Siècle, Alter 2006), великолепная работа Альтера, проделавшая долгий путь перед тем, как быть рассмотренной здесь, и в самом деле охватывает некоторые «моменты» истории современной йоги, те же что и я в этой книге. К сожалению, статья пришла ко мне слишком поздно, чтобы быть включённой здесь в обсуждение, и, тем не менее, я настоятельно рекомендую её заинтересованному читателю как сложный и глубокий аналог материала этой книги.].

Настоящая работа направлена на выявление факторов, изначально повлиявших на формирование транснациональной йоги, принятой сегодня, и обусловливающих в некотором смысле «предысторию» международной асана-революции, получившей полную раскрутку у Б.К.С. Айенгара и других в начале 1950-х.

Эта предыстория включает исследование:

  • Движений международной физической культуры и способов, которыми они воздействовали на сознание индийской молодёжи на рубеже девятнадцатого – двадцатого столетий;
  • Квази-религиозных форм физической культуры, охвативших Европу девятнадцатого столетия и проложивших свой путь в Индию, где они формировали и отфильтровывали новые популярные интерпретации националистического индуизма;
  • Экспериментов, определивших особенную природу индийской физической культуры, которые привели к реорганизации асан в качестве вневременных форм выражения упражнений индуизма;
  • Западных физкультурно-ориентированных практик асан, разработанных в Индии и возвратившихся обратно на Запад, где они объединились и отождествились с формами «эзотерической гимнастики», популярность которой возрастала в Европе и Америке с середины девятнадцатого столетия, независимо от каких-либо контактов с традициями йоги.

***

Постурально-ориентированная йога, какой мы знаем её сегодня, является результатом диалога между парарелигиозными современными техниками телесной культуры, разработанными на Западе, и разнообразными дискурсами йоги «современного» индуизма, которая возникает со времени Вивекананды.

Несмотря на повседневные апелляции к традиции индийской хатха-йоги, современная постурально-ориентированная йога не может в действительности считаться прямым наследником этой традиции.

Источники, методы и границы

Изначальными первоисточниками этого исследования послужили популярные англоязычные руководства по йоге с конца 1800-х до 1935 годов.

Де Микелис (2004) предположила, что «современная йога» начинается с выхода «Раджа Йоги» Вивекананды 1896 года, и, хотя имеются некоторые исключения, такие как Теософское общество, спонсировавшее работы М.Н. Двиведи (M. N. Dvivedi, 1885 и 1890) и Рам Прасада (Ram Prasad, 1890), в основном верно, что практически-ориентированные руководства по англоязычной йоге возникают в этот период как жанр. Действительно, Дж. Гордон Мелтон (Melton, 1990: 502) признал книги Рам Прасада первыми, в которых «объяснялась и отстаивалась практика йоги».

Обзор литературы из фондов библиотеки Кембриджского университета и Индийского отделения Британской библиотеки в Лондоне показал, что до 1920-х темы асаны и хатха-йоги как правило отсутствуют в популярных руководствах. Последующий обзор коллекций библиотеки Стэндфордского университета и библиотеки Калифорнийского университета Беркли укрепил это представление и в отношении авторов йоги, обосновавшихся в Америке.

Эти обзоры позволили мне изучить большинство из имеющихся практических англоязычных руководств по йоге, опубликованных в Индии, Великобритании и США до 1930-х годов.

После Второй мировой войны происходит взрыв интереса к йоге и к литературе, посвящённой этой теме, и я нисколько не претендую на авторитетное и всестороннее знание об этом периоде.

При этом легко заметить, что после Второй мировой войны популярные англоязычные руководства по йоге как правило предоставляют позам йоги значительно больший приоритет, чем когда-либо раньше [В этой книге я буду иметь дело главным образом со ссылками на хатху-йогу в этих ранних руководствах].

Из этого предварительного обзора возникли следующие вопросы:

  • Почему асаны и хатха-йога в целом отсутствуют в ранних популярных руководствах по йоге?
  • И каковы были обстоятельства, посредством которых постуральная практика смогла в середине двадцатого века занять положение единственной и самой существенной особенности транснациональной йоги, чтобы стать, по крайней мере в неазиатских контекстах, синонимом самой йоги?
  • Можно ли считать практики сегодняшней постуральной йоги и рамки верований, которые их воодушевляют, «современными» в типологическом смысле?
  • И если да, то как эти современные формы связаны со средневековой традицией хатха-йоги, наследниками которой они себя столь часто объявляют?

Хорошо известно, что работы обосновавшегося в Бомбее гуру Шри Йогендры (1897 – 1989) и Свами Кувалаянанды (1883 – 1966), наряду с учениями Т. Кришнамачарьи (1888 – 1989) и его знаменитых майсурских учеников сыграли важную роль в обнародовании йогических асан.

Во многом благодаря усилиям их и их учеников, постуральная практика заняла столь видное положение в кругах транснациональной йоги, и публикации этих учителей послужили основными источниками моих исследований современных проявлений асаны (см. главы 6 – 9).

Тем не менее, с помощью только этих источников невозможно объяснить, почему произошёл разрыв в три десятилетия между изложением йоги для современной практики Вивеканандой и появлением хатха-йоги как существенного компонента практики. Каковы были обстоятельства, позволившие Кувалаянанде и другим привнести асаны в сферу популярной йоги? И наоборот, как мог Вивекананда посчитать целесообразным не включать её в свой новый синтез?

Эти вопросы привели меня к репрезентациям хатха-йоги и самих йогинов в записках европейских путешественников, учёности и популярных медиа начиная с семнадцатого до начала двадцатого столетий. Исследование хатха-йогического «факиризма» Ричарда Шмидта (Richard Schmidt, 1908) впервые известило меня о ранних описаниях йогинов у Бернье (1670), Тавернье (1676), Ж. де Тавено (1684) и Фрайера (1698). Эти издания, в свою очередь, отослали к отчётам Манди (1628 – 1634), Овингтона (1696), Хебера (1828) и сборнику Бернарда (ред. 1733 – 36). Из этих работ стало очевидным, что йогин и его постуральные аскезы были предметом морального и судебного порицания, отвращения и болезненного очарования.

Учёность девятнадцатого века, как у европейцев, так и у получивших английское образование индийцев, как правило, демонстрирует аналогичное отношение к практикующим хатха-йогу. Мои источники здесь включают Е.В. Хопкинса, В. Дж. Уилкинса, М. Монье-Вильямса и Макса Мюллера.

Также жизненно важными для моего понимания статуса йогина в последней четверти девятнадцатого века стали переводы хатха-йоги С.С. Васу (от 1884) и, в меньшей степени, С.Р.С Айангара (1893), Б. Н. Банерджи (1894) и Панча Сингха (1915).

Переводы Васу сыграли особенно важную роль в интерпретации хатха-йоги у широкой общественности и в создании условий для возникновения «медикализированной» хатха-йоги с 1920-х как легитимного режима практики.

Опять-таки, учёные мужи почему-то пренебрегают этим важным этапом развития современной англоязычной йоги.

Источниками презентаций йогина в популярных медиа была британская иллюстрированная периодика девятнадцатого века, такие журналы, как «Strand», «Pearson’s Magazine» и «Scribner’s Magazine»; популярные на рубеже веков эзотерические работы, в которых рассматривается «йога-факир» с его методами; популярные индийские этнографические заметки и некоторые ранние кинофильмы об индийских йогах [Под «популярным» я имею ввиду предназначенный для неучёного (не схоластического (nonscholastic) круга читателей. Не хочу даже говорить о статистике оборота этих книг и журналов].

Существует легенда, что королева Виктория приказала индийскому святому Шивапури Баба оставаться в Англии до самой её смерти.

Газетные объявления восемнадцатого века о выступлениях «Мастеров Позы» – европейских предшественников «цирковых выступлений йогинов» («йогического водевиля») конца восемнадцатого были первоначально обнаружены в ссылках на вторичные источники, и затем получены в Кембридже и в Лондоне.

Эти представления о йогинах, проделавшие долгий путь от европейских травелогов Бернье и прочих, через востоковедческую учёность девятнадцатого века и популярные медиа, ясно показывают статус йогина в ранних формулировках англоязычной йоги, – достаточно ясно, чтобы объяснить причину отсутствия хатха-техник в ранних практических руководствах.

Работы Вивекананды и мадам Е.П. Блаватской – двух ранних, наиболее значимых арбитров вкуса современной йоги, являются особенно важным источником, поскольку их сочинения отражают и усиливают преобладающее в те времена отношение к хатха-йоге. Кроме того, важно отметить, что хатха-йогин всегда выступал у индуистов агентом загрязнения ритуальной кастовой чистоты, что предшествовало его европейской интерпретации, которую я здесь рассматриваю. Этот статус стал ключевым фактором в исключении йогина из индийского ренессанса йоги.

Перечисленные выше источники помогают объяснить, почему хатха-практика была изначально исключена из популярной англоязычной йоги, но не предлагают свидетельств о том, что, в конечном счёте, сделало возможным её возвращение.

Я предположил, что такие свидетельства нужно, опять-таки, искать в ранних популярных руководствах по йоге. Мой первый обзор показал, что асаны хатха-йоги в этих руководствах были сопоставимы с гимнастиками.

Такие интерпретации постуральной йоги значительно расходились с «классическими» текстами хатха-йоги, представленными в таких текстах по хатха-йоге, как переводы Васу.

Действительно, вся соматика и философские основы этой новой англоязычной йоги были взаимозаменяемы с современным дискурсом здравоохранения и фитнеса.

Рассмотрение руководств по европейским гимнастикам от девятнадцатого до начала двадцатого столетия, содержащихся в Британской библиотеке и в библиотеке Кембриджского университета, недвусмысленно показало, что авторы англоязычной йоги трансплантировали элементы современной физической культуры на ортопраксию (обрядность) хатха-йоги и, очевидно, вырезали те части, которые было трудно согласовать с появившимся в тексте дискурсом здоровья и фитнеса.

Евгений Сандов (настоящее имя Фридрих Вильгельм Мюллер) считается основоположником современного культуризма.

Особенно актуальны здесь скандинавские системы, происходящие из гимнастики Линга, учение Евгения Сандова и методы YMCA. Это три главных зарубежных игрока в формировании современной физической культуры в Индии, которые тем самым и помогли определить форму нового синтеза хатха-йоги.

Мои первоисточники программ физической культуры YMCA в Индии поступили из нескольких мест:

  • из архивов и специальных коллекций библиотеки Бабсон Спрингфилдского колледжа (Массачусетс), где Лютер Хэлси Гулик открыл первый Департамент физического воспитания YMCA в 1887 году;
  • книги и отчёты первого в Индии колледжа Физического воспитания YMCA в Ченнаи;
  • материалы, обнаруженные в колледже физического воспитания YMCA в Бангалоре, а также проведённые там интервью.

Другие первоисточники для изучения современной физической культуры Индии – издаваемый в Махаштра журнал «Вьяям, бодибилдер» и труды авторов индийской физической культуры, таких как К. Гупта, К. Гхош, и, самое главное, К. Рамамурти.

Кроме того, я привлёк основные периодические издания Британской физической культуры начала двадцатого века, «Здоровье и Сила» и «Супермен», как свидетельства диалога между йогой и фитнесом в среде международной физической культуры.

Некоторые материалы для глав 7 и 9, касающиеся практик йоги и физической культуры в Майсуре и Бангалоре на протяжении 1930-х, были взяты из интервью с теми, кто обучался или преподавал эти дисциплины в те годы, или с их близкими родственниками.

Все эти интервью были проведены во время визита в этот регион в 2005 году. Эти люди часто были восьмидесяти и девяностолетнего возраста (одному из них перевалило за сто), и представляли живые связи между историческим прошлым, которое является предметом данного исследования, и развивающейся сегодня современной транснациональной йогой.

Целью моего отслеживания их путей и интервью с ними было, с одной стороны, получить отчёты из первых рук о том, на что это было похоже – практиковать йогу или физическую культуру в этот период, и, с другой стороны, собрать подробные сведения о ключевых фигурах в этих областях, таких как Т. Кришнамачарья и «йогины бодибилдинга», связанные с К.В. Айером.

Рассматриваемый период сохранился в их памяти, хотя часто эти воспоминания очень туманны. Действительно, интервью были проведены в условиях ограничения этого метода исследования: здесь были старики, которые пытались вспомнить, что было с ними полвека назад, когда они сами были почти детьми, и неизбежно некоторые детали были утеряны.

Кроме того, фракционность и личная заинтересованность, которые до сих пор живы и здравствуют в современной йоге, управляют воспоминаниями.

В частности, учение Кришнамачарьи было и остаётся локусом борьбы за власть внутри и среди нескольких школ постуральной йоги, которые произрастают из этого учения (см. главу 9).

Ортопраксия (т.е. то, что считается истинным и достоверным методом практики), горячо оспаривается в современной транснациональной йоге, и авторитет часто устанавливается с помощью агиографии и конъюнктурной памяти.

Это необходимо учитывать при интерпретации расшифровок интервью.

Шри Тирумалай Кришнамачарья, прославленный «отец современной йоги»

Несмотря на эти предостережения, однако, интервью обеспечивает неоценимое и недоступное иным способом понимание опыта этой практической йоги и физической культуры Карнатака 1930-х, также, как и доступ к некоторым редким текстуальным источникам.

Ключевые респонденты включают трёх майсурских учеников Кришнамачарьи: международную знаменитость, недавно умершего гуру Шри Паттабхи Джойса, хорошо известного преподавателя майсурской асаны Б.Н.С. Айенгара, и профессора Т.Р.С. Шарма, любезно согласившегося поделиться своими воспоминаниями о майсурской йогашале того времени.

Другой экс-ученик, знаменитый пионер интернациональной постуральной йоги, Б.К.С. Айенгар, отказал в моих неоднократных просьбах об интервью, но позволил мне пользоваться своей личной библиотекой в его институте в Пуне.

Пятый экс-ученик, которого я интервьюировал, был хорошо известный преподаватель А. Дж. Мохан, который учился у Кришнамачарьи на протяжении его периода жизни в Ченнаи, но не имел непосредственного опыта майсурского периода.

Здесь следует также отметить Шри М. Дж. Нарасимхана, хранителя административных записей Джаганмоханского дворца в Майсуре, который щедро предоставил мне ежегодные отчёты 1930-х и 1940-х годов, касающиеся также йогашалы Кришнамачарьи. Его жена, доктор Джайаштри, и свояк Шри М.А. Нарасимхан, также оказали помощь в становлении моего понимания теории хатха-йоги, направляя моё внимание в чтении санскритского текста комментария Брахмаманды «Лунный свет» (Jyotsna) к Хатха-йога Прадипик [Комментарий Брахмаманды «Лунный свет» (Jyotsna). Этот комментарий к Хатха-йога Прадипике получил название «лунный свет», потому что в традиции считалось, что Луна обновляется через свои лучи (а не через тепло солнечные лучи), и «поэтому изучающий этот комментарий обновляет свой собственный ум посредством чтения». Таким образом, само по себе чтение текста комментария рассматривается здесь как практика обновления ума. Соблазнительно предположить, что эта функция обновления ума, возложенная на комментарий (а не на первоисточник, собственно сам сакральный текст), указывает на раздельность практик катарсиса (которые обычно в текстуальных практиках предполагают столкновение с первоисточником) и практик регенерации, обновления ума через изучение комментария. Но возможно также, что это «обновление ума», имеет просто смысл освоения «новой точки зрения», (т.е. комментатора) внутри традиции. (Прим. пер.)].

По возвращении из Майсура я издал переведённую Шри Нарасимханом с языка каннада, ранее не переводившуюся и не публиковавшуюся «Йога Макаранда» Кришнамачарьи 1935 года. Хотя этот текст имеет квази-легендарный статус среди современных учеников Паттабхи Джойса, на самом деле его мало кто видел.

Планируемая публикация полного текста была временно приостановлена, но часть переводов Шри Нарасимхана, с обсуждением исторических контекстов, в которых этот текст был написан, появится в моей работе (Singleton 2009 – в библиографии ссылка отсутствует).

Эта формообразующая, хотя и неизвестная работа, наряду с переводом Шри Нарасимхана руководства Кришнамачарьи по асанам «Йогасанагалу» (1941) являлись основными источниками для моего понимания обучения у Кришнамачарьи в Майсуре 1930-х годов. Частичный перевод «Йогасанагалу» у Якобсена и Р.В.С. Сундарама также были полезны для перекрёстной проверки переводов.

«Транснациональная англоязычная йога»

Современная транснациональная йога была и остаётся преимущественно англоязычным явлением, и поэтому большинство приводимых мной источников написаны на английском (или иногда на других европейских языках). Моим источником сведений являются формы йоги, которые были сформулированы и переданы в диалоге между Индией и Западом посредством английского языка, и именно поэтому я называю его «транснациональная англоязычная йога», а не просто «современная йога».

Я употребляю в этом контексте «транснациональная», чтобы указать на поток идей, верований и практик, которые приходят в движение и ширятся при пересечении национальных границ.

Исходя из этого, я не посчитал необходимыми ни какие-либо санскритские экзегезы, ни попытки рассмотрения текстов по современной йоге на местных индийских языках (кроме некоторых исключительных случаев), так как такая работа по большей части выходит за пределы параметров рассматриваемой сферы.

Первичные и вторичные источники

Я отношусь ко всем материалам этого периода, которые заверяют, что представляют природу йоги (и в особенности хатха-йоги), как к первичным источникам, будь то популярная йога «для чайников» или академические переводы и исследования «классических» текстов.

Как первые, так и вторые внесли свой вклад в процессы производства, которые сформировали идею йоги в современный период: они не стояли в стороне от этого производства как априорные описания феномена, хотя, конечно, они имеют обыкновение заверять нас в обратном именно для легитимации своих интерпретаций.

Учёность структурировала и обосновала практическую современную йогу путём косвенного санкционирования в своём выборе текстов и наделения статусом «классических» вполне определённых методов практики и рамок верований.

В этом смысле, учёность является не мета-дискурсом, провозглашающим истину йоги (хотя, конечно, она и такое умеет), но составной частью её исторического производства в эпоху модернити.

Например, я отношусь к переводам Васу как к ключевым моментам в конструировании и легитимации частичного, исторически обусловленного изображения хатха-йоги, но не как к документации, раскрывающей её истинную суть.

В 1887 году Рай Бахадур Шриса Чандра Васу перевёл на английский язык древний санскритский трактат по йоге «Шива Самхита».

Это не означает, что труды Васу не внесли свой вклад в достижение этой цели (он был одним из тех, кто стремился определить истинную суть хатха-йоги), и я не намерен таким способом уменьшить достоинства Васу как переводчика и комментатора или поставить под сомнение его научную честность.

Моя цель здесь просто актуализировать те акценты, инновации и умолчания, которые придали окраску интерпретациям и применениям хатха-йоги во времена модернити, но не определять, насколько они надёжны с точки зрения их верности традиции.

Издательство Школа Здоровья Титовых
Автор Марк Синглтон
Дата издания 2015
Язык русский
Кол-во страниц 459
Читать https://drive.google.com/open?id=1AipXz9vw1ploM7xklLOvxO740Yz8yiW-
Тип Электронная версия, Комплект книг

Категории: Эзотерика

Теги: программы здоровье молодость красота упражнения йога философия мировоззрение асаны

Тело йоги. Истоки современной постуральной практики + все временные подарки отзывы

Средняя оценка покупателей: (10) 5.00 из 5 звезд

10
0
0
0
0
  • Помогает избежать ошибок
    24 марта 2018 00:55

    Йога очень полезна для организма, она стала модной в 90-х годах прошлого века. Но только прочитав книгу, я понял насколько это сложно и как легко совершить ошибку.

  • Дельные советы
    15 марта 2018 16:09

    Я не новичок, 8 лет занимаюсь йогой, но в книге многое для меня было в новинку, я осознала свои ошибки и рекомендую прочесть ее каждому.

  • Очень познавательно!
    7 марта 2018 07:28

    Йогой занимаюсь недавно, благодаря книге узнала,как много подводных камней тут присутствует и как сохранить свое здоровье, очень познавательно, поэтому рекомендую прочесть!

  • Книга жизни
    27 февраля 2018 11:42

    Йога - это действительно крайне полезный вид деятельности, который хорошо помогает поддерживать физическую форму, а также воспитывает человеческий дух.
    Я была под большим впечатлением после прочтения данной книги, а потому еще больше и усерднее захотелось заниматься йогой на более серьезном уровне.
    Однозначно рекомендую прочитать, ведь книга о здоровье.

  • Книга заслуживает внимания
    21 февраля 2018 11:38

    Одна из лучших книг про йогу, которые мне доводилось читать. Масса ценных советов, очень приятно и легко читать. После прочтения сразу поняла, что не зря начала заниматься йогой, а применяя советы, вычитанные в книге, заниматься стало гораздо легче и эффективнее.

Посмотрите все 10 отзывов о Тело йоги. Истоки современной постуральной практики + все временные подарки